Удивительный директор завода

14 июня 2016 - Садыкова А.

45 лет назад ушел из жизни Алексей Сергеевич Ворожев - незаурядный человек, горячо любимый заводчанами директор завода имени Куйбышева, ныне ОАО «ЗИКСТО» (с апреля 1961 года по 19 августа 1971 года), руководитель новой формации, приведший завод имени В. Куйбышева к вершинам славы и наивысшего расцвета. Было ему 47 лет, когда тяжелая болезнь оборвала яркую, но очень короткую жизнь.

Взгляд в прошлое

Чуть больше 60 лет назад промышленность Петропавловска находилась на большом подъеме. Предприятия города возглавили специалисты, глобально мыслящие, соединившие в себе талант организатора производства и инженера-новатора, к тому же тонкие психологи, люди с открытой и широкой душой. Такими их знал город, область и вся республика.

Одним из таких руководителей был директор предприятия оборонки того времени Алексей Сергеевич Ворожев, которому 7 марта этого года исполнилось бы 92 года.

Последний школьный звонок - и война, Великая Отечественная. Закончив в городе Ирбит Свердловской области военное артиллерийское училище, молодой лейтенант командовал взводом 1496-го истребительно-противотанкового артполка.

В августе 1943 года 19-летний лейтенант получил сквозное пулевое ранение в область грудной клетки. Умирающего от ран командира, истекавшего кровью, солдаты вынесли с поля боя и спасли от неминуемой смерти.

Войну Ворожев закончил, имея ордена и медали, но никогда не носил наград.

Ветеран Великой Отечественной Е.С. Макарова, близкий друг семьи Ворожевых, не раз обращалась: «Алексей, ты хоть бы на День Победы надел свои ордена», на что, он отвечал: «Не для показухи я их получал».

Война закалила характер молодого офицера, научила ценить людей, дружбу, и это так пригодилось ему в послевоенной созидательной жизни.

В наш город Ворожев приехал по направлению вуза весной 1951 года. За плечами был с отличием оконченный Уральский политехнический институт. Шел ему тогда всего 27 год.

За первые 10 лет работы молодой специалист преодолел стремительный путь от старшего мастера кузнечного цеха до главного инженера завода.

Директор-легенда

В апреле 1961 года бюро обкома партии утвердило молодого инженера в должности директора завода. Десять лет в этой должности - так мало было отпущено ему судьбой, но он получил всеобщее признание как руководитель новой формации. Завод лидировал в своей отрасли, занимая передовые позиции среди предприятий республики. «Это был руководитель от Бога, - вспоминал старший инженер В. Янченко. - При нем развернулось огромное строительство как на территории завода, так и в жилом секторе города. Завод превратился в завод-парк. Помню, как Ворожев впервые привез из Москвы саженцы роз».

А вот воспоминания конструктора Краснова: «Строительство в период процветания завода было, пожалуй, не самым главным. Главным же было то, что по инициативе Алексея Сергеевича внедрялось новое, высокотехнологичное, наукоемкое производство. Впервые в области появились изобретатели, кандидаты технических наук, лауреаты различных премий и ВДНХ. К этому стоит добавить, что автором некоторых изобретений был сам Ворожев. Еще в 1958 году под его руководством появился отдел по разработке и внедрению новой техники и оборудования -настоящий мозговой центр завода».

Темпы производства непрерывно росли. Оборонка становится школой передового опыта и чутко реагирует на все достижения отечественной и мировой промышленности.

Вот распорядок дня директора завода: на работу он приходил в 7 часов утра. Сразу же шел в цеха, к рабочим. На месте мог решать многие, не только производственные вопросы и проблемы, интересовался и бытом. Рабочие говорили, что если Ворожев что пообещал, то обязательно решит. Авторитет директора был непререкаем. Его очень любили и уважали, а разгильдяи и нарушители боялись.

В 9 часов утра Алексей Сергеевич знакомился с оперативной сводкой за прошедшие сутки.

В 11 часов он проводил селекторное совещание с начальниками отделов, цехов, участков. В 15 часов (в это время шла пересменка) по внутризаводскому радио объявлялись окончательные итоги минувшего дня, назывались имена передовиков и отстающих. Если подводились итоги соцсоревнования, то в тот же день вручались премии за хорошую работу. При полной радиофикации главная новость становилась известна всему коллективу завода.

В то время на заводе работали более 7 тысяч человек, а директор знал по имени-отчеству практически каждого работника. Всегда у Алексея Сергеевича в центре внимания был прежде всего человек и все то, что могло способствовать его творческому и хозяйскому отношению к труду. Лично я знал Ворожева с 1963 года. Помню такой эпизод из бурной жизни наших комсомольцев. Шел 1967 год. В то время я был комсоргом инструментального цеха. Как-то раз нас, комсомольский актив, пригласили в кабинет директора завода. Приходим, расселись на стульях, и вот Алексей Сергеевич говорит: «Ну что, комсомолия, выручайте. Сегодня после работы надо штабелевать горы досок, пришедших в нескольких вагонах на завод (завод тогда выпускал тракторные прицепы с деревянными бортами). Молодежь, сегодня надо сделать все». Я организовал своих ребят. Пришли парни из других цехов, и работа закипела. Часа через полто-ра-два видим, как идут к нам работники заводской столовой и несут термосы с кофе и горячими беляшами. Как было приятно! Среди кучи своих дел Алексей Сергеевич не забыл и про нас. За длинный летний вечер выполнили порученную нам работу, а то внимание со стороны директора запомнили на всю жизнь.

А сколько было субботников на строительстве стадиона «Авангард»! Все было с задором и огоньком. Приходили, работали, зная, что это труд на благо завода, города, на благо всех нас. На каждом очередном субботнике бывал и сам Ворожев, одетый в робу и готовый взяться за любую работу.

В те годы местная печать часто писала о соревновании, об организации труда. Как-то на одном совещании по этому поводу первый секретарь обкома партии В.П. Демиденко сказал: «Важно, что окружающая атмосфера содействует человеку в развитии его способностей, что человек здесь находит повсюду поддержку и помощь. В этом отношении на заводе немало поучительных примеров...»

Вот отрывок из статьи «Радость моя» рабочего завода Михаила Кондрашова в газете «Ленинское знамя» от 01.11.1969 года: «На нашем заводе люди охвачены единым желанием,
чтобы производственные дела шли лучше и лучше... Экономисты разработали, я бы сказал, прекрасные условия для материального поощрения рабочих, но глубоко ошибаются те, кто забывает о душе человека. У нас все делается так, чтобы о заслугах каждого знал весь коллектив».

В 1966 году за высокую эффективность производства, разработку и внедрение новой техники руководитель завода удостоился высокой награды страны - ордена «Трудового Красного Знамени». Наравне со спецзаказами из года в год наращивалось производство товаров народного потребления, оборудование для панельного домостроения, автомобильные и тракторные прицепы. За счет сверхприбылей предприятия велось активное строительство хозяйственным способом. За время руководства Алексея Сергеевича возведено более десяти пятиэтажных домов, три детских сада, заводская столовая «Волна» на 600 мест, база отдыха «Золотая осень». Особой гордостью директора был построенный и подаренный городу стадион «Авангард», ныне «Ка-расай», который возводил весь коллектив дружного и сплочённого завода, включая самого Ворожева.

Спорт, труд, задор

В своих воспоминаниях Янченко говорил: «Спорту и здоровью рабочих А.С. Ворожев уделял пристальное внимание. Как он старался, чтобы у каждого цеха была спортплощадка, а в цехах-душевая и медпункт!»

Для многих горожан открытие самого большого в городе Петропавловске стадиона (на 10 тысяч мест) стало незабываемым праздником спорта. В этот день -10 сентября 1967 года - заводская футбольная команда «Авангард» принимала на своем поле соперника из города Арсеньева Приморского края. Встреча проходила в рамках розыгрыша кубка СССР среди коллективов физкультуры страны. На поле стадиона, переполненном до отказа, среди ярых болельщиков, конечно, был и Ворожев. Наша футбольная команда «Авангард» была сформирована при личном участии Алексея Сергеевича. «Авангард» не подвел, выиграл. По итогам розыгрыша наша команда заняла третье призовое место среди почти четырех тысяч сборных разных предприятий. В команде «Авангард» в то время играли такие знаменитости, как вратари М. Шустов и В. Малинко, игроки в поле А. Корольков, В. Дурнев, А. Баширов, А. Вергун, В. Мижуев, В. Кузнецов и другие.

60-е годы - годы подъема массового спорта на заводе. Штанга и легкая атлетика, футбол и волейбол, хоккей и лыжи и еще многие виды спорта были заводчанами любимы и процветали. Практически возле цеха установили волейбольные площадки, обустроенные силами молодежи. После обеда в заводских столовых стремились мы на эти площадки, чтобы 30-40 минут поиграть в любимую в те годы игру. После окончания рабочей смены приходили снова сюда на 1-2 часа поиграть, помериться силами, так как у каждого цеха, отдела была своя волейбольная команда.

На «Авангарде» же проходили межцеховые футбольные баталии - после работы и в выходные дни. При заводе была и хоккейная команда, участвовавшая в розыгрыше первенства Казахстана среди коллективов физкультуры, а позднее и среди команд класса «Б». И все с легкой руки нашего любимого и всеми уважаемого директора Алексея Сергеевича Ворожева.

По замыслу А.С. Ворожева, новый стадион представлял собой часть большого спортивного комплекса. Очередной стройкой стал зимнии плавательный бассейн «Дельфин».

Прост и порядочен

Вспоминает конструктор Н. Белен-ков: «Чтобы ознакомиться с устройством бассейна, мы с директором выехали в Челябинск. Приехав, направились в гостиницу, но мест свободных там не оказалось. Правда, Ворожеву, как депутату Верховного Совета СССР, номер предоставили. Тогда Алексей Сергеевич отдал мне свое депутатское удостоверение, а сам ушел на ночлег к своим знакомым. Так и прошла командировка - я в прекрасном гостиничном номере, а Ворожев ночевал то у одних, то у других знакомых.

Вспоминает ветеран войны Е.С. Макарова: «У меня была путевка на курорт, а Алексей Сергеевич должен был ехать в Москву, в командировку. Билетов не было, но с этой проблемой он мне помог. Едем в одном вагоне. Москва, вокзал, а у меня в Москве должна быть пересадка. На перроне большая толпа встречающих. Я говорю: «Смотри, Алексей, какого-то «чинушу» встречают». Он промолчал. Выходим из вагона, и все к нему с приветствиями и объятиями. Ведут к машинам, а он и говорит: «Нет, со мной дама, пока не определю, с вами не поеду». Поезд до Ялты был ночью. Он увез меня к моему дяде на окраину Москвы, а в 2 часа ночи приехал на вокзал проводить и посадить меня на поезд».

Многое в характере Ворожева не укладывалось в привычное понятие о руководителе такого ранга. В начале 1971 года его наградили орденом Ленина. Вспоминает Е.С. Макарова: «Алексей Сергеевич пригласил нас с мужем на выходной день на базу отдыха «Золотая осень». Приехали, стоят еще машины. Подходят друзья и поздравляют директора, а я Зою (его жену) спрашиваю: «С чем это Алексея поздравляют?» - «С орденом Ленина. Он и мне только перед отъездом рассказал». Пикник на природе без шика и блеска. Так непринужденно отметили мы высокую награду Родины».

Жил Ворожев в скромной двухкомнатной квартире, которую ему, как молодому специалисту, дали еще в 1956 году. В ней он и прожил всю свою короткую, но очень бурную жизнь.

Е.С.Макарова: «Мы получили квартиру на улице Ленина (Конституции Казахстана). У нас квартира была самая большая, и все праздники обычно отмечали у нас. Идем с демонстрации 1 Мая или 7 Ноября и - к нам. Как-то запросто, душевно и весело. Был такой случай. На новоселье мы с мужем пригласили своих хороших друзей и знакомых. Пришли и Ворожевы. На плече у Алексея Сергеевича большой копченый окорок. Зашел он в спальню, попросил у Коли (мужа) молоток и гвозди и прибил к двери этот окорок, а в него воткнул большой нож (подходите, отрезайте и угощайтесь). Сначала жалко мне было блестевшую лаком испорченную дверь, а потом махнула рукой - да ладно...»

Вспоминает конструктор Л. Тенёткина: «Однажды по поручению пришлось забежать после работы к Алексею Сергеевичу домой. Ворожева дома не было, и супруга Зоя Григорьевна предложила присесть на
кушетку, подождать. Не успела я сесть, в ту же секунду свалилась на пол (оказалось, что у кушетки одна ножка была сломана). Тут открылась дверь, и вошел директор. Надо было видеть выражение его лица, когда взору предстала лежащая на полу посетительница. Вот такая была смешная история».

Ворожев никогда не стремился обставить квартиру шикарной современной мебелью, все было просто, даже примитивно.

Вспоминает Е.С. Макарова: «Ворожев умер в клинике, в Ленинграде, и самолет с телом покойного прилетел только через 2 дня. В его маленькой квартире собрались старые друзья, прибывшие из Новокузнецка, Свердловска, Москвы. Сидим, разговариваем. Вот кто-то спрашивает: «Когда же мы пойдем на квартиру Алексея Сергеевича?» Я говорю: «А мы в его квартире и есть». «Как, и вот это директорская квартира?!».

Я как-то раз сказала Ворожеву: «Алексей, переезжай в наш дом. В нем большие и светлые квартиры, жить будем по соседству, хватит ютиться в своей двушке (в последние годы он еще и своих родителей перевез), а он мне отвечает: «А зачем: здесь я выглянул вечером в окно, вот и завод, горят его огни, значит живет. Утром встаю и сразу к окну - работает мой завод. Если надо, накинул плащ, пять минут, и я на заводе».

Меньше всего его занимал собственный быт. Все помыслы были связаны с заводом. «Ему мало было стадиона, городского парка, садиков, жилья, бассейна, - вспоминает Янченко. - У него были смелые задумки о будущем завода, вернее, о двух объединениях, имеющих общий производственный профиль. Он мечтал о концерне, новых источниках роста благосостояния людей».

Чтят и помнят...

Между тем болезнь прогрессировала и все чаще вырывала директора из рабочих будней. Лечение, которое он проходил в Ленинградском институте рентгенологии, не приносило облегчения. В один из июльских дней 1971 года Ворожев в очередной раз купил билет до Ленинграда. На начало августа ему был назначен курс лечения. Среди тех, кто провожал Алексея Сергеевича, был начальник отдела инструментального хозяйства Н.Е. Макаров и его жена Елена Степановна. Вот что она рассказала: «Директор расставался с нами так, словно знал, что больше никогда не встретимся. Поезд тронулся, а он продолжал так горячо обнимать и целовать провожающих, что едва успел вскочить на подножку вагона...»

А.С. Ворожев умер 19 августа 1971 года в Ленинграде. 23 августа в Петропавловске состоялись его похороны. Проститься с ним пришли более восьми тысяч горожан. С тех пор прошло 45 лет. Но до сих пор каждый год, 19 августа, к надгробному памятнику приходят многие и многие почтить память легендарного директора (могила всегда содержится в образцовом порядке) и помянуть добрым словом человека, чей образ с годами становится все светлее и ярче, человека-легенду.

Заводчане предприняли немало усилий, чтобы увековечить его память. Было решено ономастической комиссией к 80-летию со дня рождения Алексея Сергеевича на здании заводоуправления установить памятную доску.

(Из воспоминаний и на основе личного архива ветерана Великой Отечественной войны

Е.С. Макаровой - близкого друга семьи Ворожевых).

Анатолий НАКОНЕЧНЫЙ


Наконечный А. Удивительный директор завода : [К 80-летию Северо-Казахстанской области]// Проспект СК. - 2016. - 22 апреля. - С. 4

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий