Абдиров М. Казахский генерал русской армии // Простор. - 2003. - № 7. - С. 120-125

6 февраля 2013 - Садыкова А.

Мурат Абдиров,
доктор исторических наук, профессор
Алматинского государственного университета
имени Абая.

Казахский
генерал русской армии

В апреле 1877 началась русско-турецкая война, ставшая следствием политики европейских государств в так называемом Восточном вопросе. События разворачивались в основном на Балкано-Дунайском театре военных действий, где решалась судьба всей кампании, и где были сосредоточены главные силы воюющих сторон. Главнокомандующим русской Балканской армией (210 тыс. чел., 810 орудий) был Великий князь генерал-адъютант Николай Николаевич Старший. Турецкой армией
(206 тыс. чел., 400 орудий) командовал один из самых опытных военачальников сердар-экрем (генералиссимус) Абдул-Керим-паша, затем его сменил мушир (генерал-фельдмаршал) Мехмед-Али-паша (немец Карл Детруа, принявший мусульманство).
Война оказала большое влияние на дальнейшее развитие военного дела в России, армия которой могла действовать одновременно на двух фронтах (Балканском и Кавказском) с использованием всех родов и видов войск (пехоты, флота, артиллерии, кавалерии и др.). После поражения в Крымской войне 1853-1856 гг. в стране была проведена военная реформа, осуществлены прогрессивные преобразования в формировании армии, боевой подготовке войск, развитии военной промышленности, в т.ч. телеграфной и телефонной сети.
Русско-турецкая война способствовала зарождению и развитию военной связи как специального рода войск, сыгравшей значительную роль в совершенствовании управления войсками на обширном театре, в конечном счете - в достижении победы.
Накануне войны в русской армии по австрийскому образцу были созданы девять военно-походных телеграфных парков, каждый из них имел восемь телеграфных аппаратов Морзе, 35 верст медного телеграфного провода, 7 повозок, 2 станционные кареты. Штат парка состоял из 373 человек в военное время, в том числе 6 офицеров и чиновников, 12 телеграфистов, обслуживающего персонала с охраной. В войне участвовали 6 военно-телеграфных парков, четыре из них (3,4,5 и 6-й) непосредственно обеспечивали полевой связью войска действующей армии, а два парка (1-й и 2-й) находились в резерве.

 

Организационно военно-телеграфные парки входили в состав саперных бригад инженерных войск, но действовали самостоятельно, выполняя указания штаба армии и главнокомандующего.
Военно-телеграфный парк был рассчитан на постройку телеграфной линии на один переход (35 верст), состоял из трех отделений, каждое из которых могло устроить линию в 33 версты с двумя телеграфными станциями. Кроме того, парк мог также проложить 450 сажень подводного речного кабеля, для чего имел 5 верст кабеля с резиновой изоляцией.
В основу применения и организационных форм военного телеграфа русской армии ввиду недостаточного боевого опыта был взят прусский принцип обеспечения телеграфной связью, когда широко практиковалось совместное использование сил и средств правительственного и военного телеграфов для обеспечения сообщения государственных органов с армией и внутри самой армии между штабами и отдельными соединениями. В истории русской армии в войне 1877-1878 гг. был впервые широко применен электрический телеграф как средство связи для управления боевыми действиями на различных операционных направлениях огромного по своим масштабам театра войны. Например, протяженность фронта от Софии до Черного моря составляла около 400 км, глубина наступления превышала также 400 км.
На Балкано-Дунайском участке в течение всей войны находились ставка императора Александра II, штабы наследника цесаревича Великого князя Александра Александровича, его брата Великого князя Алексея Александровича, главная квартира главнокомандующего действующей армией Великого князя Николая Николаевича Старшего. Частые переезды их требовали оперативного и бесперебойного обеспечения надежной связью с армиями и отрядами, Санкт-Петербургом и столицами европейских государств, Кавказским фронтом. От четкого управления войсками, своевременной передачи телеграфных сообщений и приказаний во многом зависели успехи, как отдельных операций, так и всей кампании в целом. Следует отметить, что и в турецкой армии к началу войны произошли преобразования по европейскому образцу, в её рядах находились 70 английских военных инструкторов, а также французские военные агенты. Многие турецкие военачальники обучались в Австрии и Франции, были знакомы с современным военным искусством. Турция свыше 200 лет вела войны с Россией за влияние на Балканах, в Закавказье, в бассейне Черного моря.
С началом войны приказом главнокомандующего русской армией на Балканах начальником движения телеграфной корреспонденции в действующей армии был назначен полковник, флигель-адъютант Чингисхан, - сын последнего правителя Внутренней (Букеевской) Орды генерал-майора Жангира Букеева Губайдулла Жангиров.

 

Он - первый казах генерал регулярной русской армии, получивший это звание не за службу в местной военно-гражданской администрации, как другие казахские генералы, а за участие в составе русской армии в европейской войне за пределами России с её извечным врагом - Турецкой империей. Фактически он стал первым казахом-генералом технических войск (или войск связи), хотя и завершил свою военную карьеру генералом от кавалерии (высшее воинское звание в армейской кавалерии и иррегулярных казачьих войсках). Как и другим сыновьям Жангира Букеева, ему была дана императором Александром II родовая фамилия князь Чингисхан.
Губайдулла Жангиров окончил в Санкт-Петербурге основанный еще императрицей Елизаветой Петровной в середине XVIII в. (в октябре 1802 г. император Александр I придал ему новую форму) Пажеский корпус - элитное военно-учебное заведение для подготовки "молодых людей из лучших родовитых и служилых семей для службы в рядах войск", в основном в гвардии. В корпус принимались мальчики 10-15 лет самых знатных дворянских родов России, включая членов императорской фамилии, всего 50 воспитанников в год, содержавшихся за счет государства.

 

Кандидаты в корпус строго проверялись по здоровью и внешнему виду, запрещалось принимать в него "сутулых, кособоких, конопатых, щербатых и кривоногих". По традиции военные парады в столице всегда открывали пажи, которые своей красивой формой и статными фигурами выделялись даже среди блестящей гвардейской молодежи. Учились юноши семь лет, в числе дисциплин были Закон Божий, мораль, русский и иностранные языки, литература, история, география, математика, право, дипломатия, экономика, военные науки: тактика, артиллерия, фортификация, фехтование, а также верховая езда, танцы и др. Из пажей выходили наиболее культурные и образованные офицеры русской армии, такие, как П.И.Пестель, Н.С.Голицын, князь П.А.Кропоткин, генерал А.А. Брусилов и многие другие. Всего за время своего существования Пажеский корпус выпустил две тысячи офицеров и чиновников для русской армии и государственного аппарата, но это действительно была элита российского общества.
Губайдулла Жангиров был выпущен из корпуса по 1-му разряду и начал воинскую карьеру корнетом (первый офицерский чин в кавалерии, равный подпоручику в пехоте) в Лейб-гвардии казачьем полку, затем в звании ротмистра (обер-офицерский чин в кавалерии, равный армейскому капитану) служил при войсковом наказном атамане Донского казачьего войска, с 1867 г. - чиновник особых поручений при Оренбургском генерал-губернаторе. С 1868 г. - полковник, флигель-адъютант Свиты Его Императорского Величества. В неё входили деятельные, безукоризненно честные, лично симпатичные императору люди, выполнявшие обязанности дежурных офицеров во дворце и загородной резиденции царя, вообще в Императорской главной квартире.
С началом войны Губайдулла Жангиров как преданный офицер и опытный администратор получил назначение на весьма ответственный пост заведующего всеми телеграфными линиями и начальника движения телеграфной корреспонденции Балканской армии с нахождением при штабе действующей армии, с подчинением непосредственно главнокомандующему и начальнику штаба.
Его задачами как начальника всей телеграфной службы русской армии являлись планирование устройства телеграфной связи в соответствии с планом войны и военных операций, повседневное руководство деятельностью военно-телеграфных парков в целом, бесперебойное обеспечение надежной связью штаба армии с правительственным телеграфом и отдельными соединениями. В штабах отрядов, корпусов и армий имелись собственные телеграфные отделения, которые могли принимать и отправлять телеграммы, но установление связи между ними в полевых условиях возлагалось на военно-походные телеграфные парки, т.е. они выполняли самые трудные задачи непосредственно на поле боя.
От начальника полевой службы телеграфной связи требовались быстрое и точное исполнение приказаний вышестоящего командования, инициативность, смелость, организаторские способности, новаторство.
Генеральный штаб российской армии в начале XX в. издал 109-томный "Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Балканском полуострове" с подробным описанием боевых действий.

 

Во многих томах этого уникального издания наряду с фамилиями известных русских военачальников (Гурко, Драгомирова, Скобелева и др.) встречается и фамилия полковника, с января 1878 г. генерал-майора Чингисхана, участвовавшего в войне с первого до последнего дня.
Несмотря на трудности в работе на чужой территории (Болгарии, Румынии и Турции) на начальном этапе войны (отсутствие карт, боевого опыта, нехватка подготовленных телеграфистов и линейных рабочих, необходимого материала для строительства шестовой проводной связи между войсками и штабами, прокладка кабеля по дну крупных рек (Дунай), несовершенство материальной части, а при переходе через Балканский хребет зимой - сильные метели, морозы и заносы, частые обрывы, установка связи под орудийным, а нередко и ружейным огнем, диверсии противника и местного населения), военно-телеграфные парки успешно справлялись с поставленными задачами, обеспечивая связь и непрерывное управление войсками, своевременную передачу важных сведений и приказаний.
Например, 3-й военно-телеграфный парк по железной дороге прибыл из Риги в Болгарию, перешел Дунай и вошел в составы Рущукского и Западного отрядов, соединив телеграфом штабы обоих отрядов со ставками императора, наследника и главной квартирой Дунайской армии. Ввиду еще недостаточного опыта темпы установки телеграфной линии вначале были невысоки: днем 2 версты в час и 1 версту в час ночью. Затем они возросли, и задача соединения телеграфом штабов войск была выполнена.
На территории Румынии 4-й военно-телеграфный парк в течение 9 суток сумел построить полевую шестовую линию на расстоянии 160 верст с пятью телеграфными станциями, соединив правительственный телеграф в г. Браилов со штабом 14-го армейского корпуса в селе Черноводы (командир корпуса - генерал-лейтенант Циммерман, завоеватель Токмака и Пишпека в Северной Киргизии летом 1860 г.). В августе 1877 г. парк содержал линию телеграфного сообщения в 230 верст с восемью контрольными станциями.

 

С началом войны 5-й и 6-й военно-телеграфные парки в составе Восточного и Западного отрядов обеспечивали связью штаб главкома со штабами армейских корпусов и передовыми частями. Только в июне 1877 г. 5-й парк содержал телеграфную линию в 85 верст с 10 станциями, передав и приняв 4500 телеграмм.
Своевременное установление связи и передача нужных сведений нередко решали судьбу важных операций. Например, в августе 1877 г. южный отряд русской армии смог успешно отразить турецкое наступление на Шипкинский перевал благодаря быстроте сообщения по электрическому телеграфу о подкреплении, что позволило выиграть одни сутки в маневре резервами.
Зимой 1877-1878 гг. русская армия, преодолев Балканский хребет, разгромила турецкую армию и получила возможность наступления на Адрианополь и далее на Константинополь. Военный министр Турции Саид-паша сообщал султану Абдул-Хамиду II, что "овладение Адрианополем низведет империю до степени Бухарского ханства". Успешному проведению операции на заключительном этапе войны способствовало наличие устойчивой телеграфной связи между наступавшими колоннами русских войск, штабами армии и правительственным телеграфом.

 

После завершения военных действий военные телеграфисты вместе с правительственным телеграфом обеспечивали мирные переговоры в г. Сан-Стефано.
Всего за период войны на Балканах военно-телеграфные парки действующей армии построили 2,5 тыс. верст полевой связи, передали почти 20 тыс. депеш. В среднем за сутки на каждый парк приходилось 180 телеграмм, на отделение - 60 телеграмм. Это говорит о том, что командование армии широко использовало телеграфную связь для управления войсками и взаимодействия в ходе боевых операций. В конце войны имелось более 100 телеграфных станций, 2300 верст постоянных линий с 4 тыс. верст телеграфного провода, их обслуживали 300 линейных рабочих, 40 линейных ревизоров, 3500 человек различного персонала, не считая большого количества казаков в качестве охраны и летучей почты.
Военно-телеграфные парки хорошо зарекомендовали себя в ходе войны, военная связь в России приобрела необходимый боевой опыт и окончательно утвердилась в качестве самостоятельного рода войск. Все парки были награждены знаком "За отличие в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.", а многие офицеры и рядовые удостоены орденов. 500 служащим командного состава армии было вручено золотое оружие с надписью "За храбрость". Среди них был и начальник движения телеграфной корреспонденции действующей армии на Балканах генерал-майор князь Чингис-хан (Губайдулла Жангиров).
Таким образом, казахский генерал стоял у истоков зарождения военной связи, став первым начальником войск связи вооруженных сил Российской империи. В Год Казахстана в России мы должны помнить свидетельства о давнем боевом содружестве казахского и русского народов. 

Комментарии (1)
Iskak # 16 ноября 2014 в 13:18 0
известный полководец российской армии, уроженец Бокеевской орды, потомок хана младшего жуза Жангира «Генерал-князь Чингиз-хан», как называли его в российском императорском окружении, занимал пост начальника Департамента почты и связи России (указанная должность приравнивается к статусу Министра). Затем заведовал отделением Министерства внутренних дел по вопросам казахского (тогда киргизского) народа и являлся личным советником императора по азиатским проблемам. Губайдулла Жангиров принимал непосредственное участие в разработке положения о выборах в первую Государственную думу России. Согласно этому положению казахи впервые получили право выбирать в неё представителей своего народа. В Московском Кремле, на беломраморной стене в Георгиевском зале высечена фамилия
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев