Петропавловск в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции // Петропавловск KZ. – 2011. – 15 сентября

1 октября 2012 - Садыкова А.

Петропавловск в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции
15.09.2011 | Автор: admin

В городе формировался «батальон смерти» из женщин сомнительной репутации и выливалось в канаву вино

Наличие в Петропавловске заметкой рабочей прослойки, не чуждой к политической жизни страны, а также солдат 33-го стрелкового полка, настроенных против войны и царизма, помогло быстрой развязке событий в дни февральской революции.

Как только дошла весть о низвержении самодержавия, в первые дни марта (ст стиля) 1917 года при Городской управе организовался коалиционный комитет, который взял на себя функции управления. В комитет вошли представители разных партий, но большинство в нем составляли эсеры. Туда вошли и меньшевики. Комитет первым долгом арестовал приверженцев царского режима: начальника жандармского управления, полицеймейстера, уездного земского начальника, начальника консервного завода и реакционных офицеров гарнизона. Была распущена полиция и образована народная милиция. Одновременно был организован Совет рабочих депутатов и Совет солдатских депутатов, слившихся в апреле в один Совет рабочих и солдатских депутатов (Совдеп). Коалиционный комитет, сообразуясь с тем, что в Совдепе хозяевами были эсеры, признал Совдеп как подсобный орган власти. Совдеп занял оборонческую позицию и в апреле создал комиссию по борьбе с дезертирством солдат.

В первое время после низвержения самодержавия новые революционные органы возникали на местах иногда в разных вариантах. На Западно-Сибирском краевом съезде коалиционных комитетов 16 апреля 1917 года в Омске петропавловский делегат докладывал: «В Петропавловске собирались какие-то чиновники и объявляли себя уездным комитетом. Приехали крестьяне и выбрали другой комитет, а чиновников по шапке». Один из организаторов Советской власти в Сибири Е.М. Ярославский писал, что создание почти во всех сибирских городах коалиционных исполнительных и других комитетов, наряду с Советами рабочих и солдатских депутатов, привело к двоевластию – «своего рода провинциальной копии двоевластия в столице». Петропавловские большевики в лице малочисленных старых кадров, уцелевших от столыпинских погромов, и новых кадров из состава солдат 33 полка, получив в свои руки такое разящее всяких соглашателей оружие, как «Апрельские тезисы» В.И. Ленина, развернули усиленную агитацию, направленную против предательской деятельности меньшевиков и эсеров. Большевики из организационной группы нового партийного комитета (т.т.Прасковья Калюжная, Голубев, Редников, Идрисов, Казачков и др.) подготовили трудящиеся массы к первомайской демонстрации, которая развернулась в невиданное для Петропавловска шествие свыше двух тысяч участников под лозунгами: «Вся власть советам!», «Долой войну!». Это было первое крупное выступление народных масс из организованных большевиками в 1917 году.

В июне в Петропавловск прибыли с фронта большевики И.Дубынин, ротный фельдшер (член РСДРП с 1912 г.), Пихолёк, Трацевский, Залкинд и др. Под их руководством началось проведение изоляции меньшевиков и эсеров и проникновение большевиков в Совдеп. Товарищ Дубынин, энергичный, марксистски образованный большевик, в июне организует партийный комитет однородный по своему большевистскому составу. Городской партийный комитет под председательством товарища Дубынина в летние месяцы 1917 года проделал большую работу. Был организован отряд красной гвардии из рабочих консервного завода и железной дороги. Отряд насчитывал в своих рядах до 400 человек, велась беспощадная борьба с меньшевиками и эсерами. Городской комитет располагал кадрами пропагандистов. Товарищи Карим Сутюшев и Идрисов работали среди казахов и татар, солдаты Долгополов, Дёмин и др. – среди гарнизона. На железной дороге т.т. Землянский, Конюхов, Гапон, Окишев организовали отряд красной гвардии. Товарищ Дубынин проводил агитационную работу среди рабочих консервного завода и предприятий города. Под влиянием большевистской агитации 27 июня (10 июля) солдаты 33-го полка выступили против глупой затеи Керенского, касающейся формирования «батальонов смерти» из женщин сомнительной репутации. Солдаты вынесли постановление: «Начавший формироваться в Петропавловске «батальон смерти» из женщин – расформировать». Это постановление они сами и привели в исполнение.

Солдаты выступали на станции во время остановки воинских эшелонов, следующих на фронт. Так, по приходе на станцию поезда с матросами, едущими на фронт с Дальнего Востока, солдаты призывали матросов вернуться и выступали с призывами: «Долой буржуазное правительство! Долой Керенского! Нужно землю делить, а их, как баранов, повезли на фронт! Довольно губить народ!» Борьба с соглашателями-меньшевиками и эсерами, свившими себе гнезда в коалиционном комитете и Совдепе, приняла острые формы. В эсеро-меньшевистских руках находились и органы общественного самоуправления ? городская дума и городская управа. Городской партийный комитет приступил к решительной схватке с соглашателями. 29 июня (12 июля) в кинематографе «Экспресс» (ныне кинотеатр «Ударник») состоялось собрание рабочих и служащих города. Товарищи Дубынин и Сутюшев выступили против предательской политики меньшевиков и эсеров. Глава местных эсеров Мурашко, собрав шайку хулиганов, пытался избить большевиков-ораторов. Но солдаты, присутствовавшие на собрании, быстро разделались с хулиганами. К августу большевики имели в Совдепе значительное влияние. 2 (15) августа Совдеп выступил против восстановленной временным правительством смертной казни.

В конце августа ЦК большевистской партии мобилизовал массы на разгром корниловщины. «Но мобилизуя массы на разгром корниловщины большевики не прекращали борьбы и с правительством Керенского. Большевики разоблачали перед массами правительства Керенского, меньшевиков и эсеров, которые всей своей политикой объективно помогали контрреволюционному заговору Корнилова…. Разгром корниловщины показал…. что большевистская партия выросла в решающую силу революции, способную разбить любые происки контрреволюции» (История ВКП(б). 30 августа Петропавловский Совет, клеймя контрреволюционное выступление Корнилова, принял решение об организации комитета по борьбе с контрреволюцией.

Очевидно, в то время в Петропавловске уже были известны решения шестого съезда партии, призывавшего к подготовке вооруженного восстания, так как рабочие города на своих собраниях выносили постановления о решительной борьбе с контрреволюцией и о вооружении революционных рабочих войск. Рабочие кожевенники на собрании во второй половине сентября вынесли следующую резолюцию: «Ввиду назревшей контрреволюции, подготовленной правителями эксплуататоров рабочих Милюковым, Родзянко, Коноваловым, Алексинским, Рябушинским и др., активным и открытым деятелем которых выступил Корнилов, арестованный в настоящее время, мы как чисто пролетарская организация рабочих требуем немедленного ареста Милюкова, Гучкова, Рябушинского, Родзянки, Маклакова и вообще всех главарей этой контрреволюционной шайки кадетов. Приговором для них должно быть то, что они готовили для нас. Требуем: 1. Вооружить революционные войска рабочих. 2. Расформировать и разоружить контрреволюционные части. 3. Арестовать царских генералов и главарей контрреволюционных военных организаций. 4. Закрыть и разогнать государственную думу, совет московского совещания общественных деятелей, офицерский союз, военную лигу и пр. 5. Закрыть контрреволюционные буржуазные органы печати: «Речь», «Русское слово», «Утро России» – конфисковать типографии и передать в руки революционной демократии. 6. Удалить из пределов всей России агентов иностранного империализма ? друзей Родзянко, Милюкова и Каледина».

Укрепляя положение рабочих масс для предстоящих схваток с буржуазией, Петропавловский партийный комитет поддерживал инициативу рабочих в организации профсоюзов. Был восстановлен разгромленный в годы столыпинской реакции союз мастеров и рабочих на железнодорожной станции. В августе организовались в профсоюз рабочие двух петропавловских типографий. Они провели стачку, требуя повышения на 125%, частично они достигли успеха. В августе же организовался союз строительных рабочих. С согласия большевиков Совет и коалиционный комитет в августе распорядились уничтожить все имевшиеся в городе запасы спиртных напитков.

Эта мера диктовалась соображениями охранения общественной безопасности. В винных подвалах самых крупных петропавловских магазинов Овсянникова-Ганшина и Козелл-Поклевского было вылито и выпущено в канавы все вино. На петропавловских предприятиях в начале сентября за подписью товарища Дубынина появилось первое большевистское воззвание, которое призывало рабочих и солдат 33 полка тесней сплотиться вокруг Совета, отозвать из него всех эсеров и меньшевиков и вместо них делегировать туда большевиков. Воззвание предлагало бойкотировать буржуазно-меньшевистское городское управление (думу и управу) и требовало передачи всей власти советам. Воззвание заканчивалось словами: «Только большевики и советы могут дать рабочим хлеб, солдатам – мир, а крестьянам – землю». Временное правительство было не в силах остановить нарастание решающих революционных событий. Страна находилась в состоянии хозяйственной разрухи, что ещё больше ухудшило положение трудящихся масс. В Петропавловск хлынули мелочники, скупавшие хлеб выше твердых цен. Омская газета «Дело Сибири» (19 октября (2 ноября) 1917 года) писала по этому поводу: «Петропавловская продовольственная управа, лишенная поддержки бессильной администрации и не имеющая возможности при создавшихся условиях продолжать дело заготовок, сложила с себя всякую ответственность и в полном составе подала в отставку». Теряющие под ногами почву представители буржуазных партий и их соглашатели делали последние попытки уцепиться.

В конце сентября в Петропавловске организовался комитет партии народной свободы, председателем его был избран мировой судья, кадет Сосунов. Этот мертворожденный отпрыск местной буржуазии был не в состоянии повлиять на ход революционных событий. С 20 по 22 сентября старого стиля в Петропавловске проходил съезд крестьянских депутатов. Съездом руководили эсеры. Депутаты резко критиковали действия местных властей, указывали на отсутствие в селениях школ, учителей, на невыполнение продовольственной управой обещаний о снабжении крестьян мануфактурой, машинами. Председатель съезда Мурашко не сказал ничего внятного на справедливые требования крестьян. Он лишь указал на «нежелательность повышения рабочим заработной платы». Но зато крестьяне ответили ему иначе: «Если будет продолжаться все дальше так, не дадим городу хлеба». Персонально неизвестно, кто так ответил Мурашко, скорее всего, это был представитель кулачества, но характерно, что эсерам в местной крестьянской среде уже не доверяли и крестьянские депутаты обрушились на съезде на эсеровскую продовольственную управу и эсеро-кадетские местные власти.

Женщины-солдатки разгромили крупные продовольственные магазины Петропавловска

Положение трудящихся масс все более ухудшалось. В Петропавловске наступил жилищный и дровяной кризис. Цены на квартиры были непомерно взвинчены домовладельцами. Городские власти, неспособные наладить продовольственное дело, прекратили снабжение города пищевыми продуктами. Оно оказалось в руках купцов и спекулянтов. 3 (16) октября в Петропавловске произошла демонстрация женщин-солдаток, выразивших свое возмущение на бездействие местных властей. Демонстрация закончилась погромом магазинов. Были разгромлены все крупные продовольственные магазины, а потом дело дошло и до мелких лавчонок. В стихийное волнение влились разные уголовные элементы, любители легкой наживы. По городу начались грабежи. Совет, возглавляемый эсерами, не в силах был восстановить порядок в городе. Большевики взяли на себя инициативу восстановления порядка. Из рабочих консервного завода и железной дороги был сформирован отряд из 150 человек, который предварительно вооружился на оружейном складе, а потом приступил к разгону уголовных элементов. Когда 5 октября из Омска прибыл карательный отряд, то порядок уже был восстановлен рабочим отрядом. Город был объявлен на военном положении, арестовали 70 человек. Власть в городе перешла в руки директории, составленной из представителей военного ведомства и эсеров.

По поводу происшедших событий было созвано экстренное заседание городской думы. Купцы – «отцы города» – забеспокоились за свои разгромленные магазины. Неудивительно, что и резолюция, вынесенная думой, не предусматривала никакой продовольственной помощи голодному населению: «В целях предотвращения подобных преступных событий в будущем, городская дума: 1. Считает необходимым обратиться к политическим партиям, ко всем общественным организациям города с предложением усилить культурную работу, направленную к развитию и просвещению несознательных элементов… 2. Для восстановления в городе полного спокойствия предложить начальнику милиции принять самые решительные меры к тому, чтобы каждый милиционер был на своем посту и в точности исполнял возложенные на него обязанности по охране города…»

По восстановлении порядка рабочие на предложение директории сдать оружие ответили молчанием. Эсеры и меньшевики, показавшие свою неспособность в организации порядка, потеряли у широких масс населения всякий авторитет. Пострадавшая от погрома буржуазия и эсеры вину за волнения старались взвалить на большевиков. Они требовали суровой расправы над т. Дубыниным и другими большевиками. Газета местной буржуазии “Приишимье” и местная эсеровская газета “Степная речь” с остервенением доказывали вину большевиков. Буржуазия выдвинула категорические требования об отправке на фронт 33 полка как деморализующего общественную безопасность, а также и об упразднении Совета, как органа, создающего двоевластие. Совет, псоле продовольственных волнений стал подлинным большевистским штабом, поэтому буржуазия и предложила его ликвидировать. Рабочие и солдаты выдвигали свои контртребования: 33 полк как необходимый для поддержания революционного порядка из Петропавловска никуда не отправлять, а Совет считать единственным органом власти в городе. Трудящиеся требовали, чтобы Совет без промедлений взял всю полноту власти в свои руки.

Контрреволюционные элементы Петропавловска не образумились и после народных волнений 3-5 (16-18) октября. 17 (30) октября в Петропавловске был организован кулацкий союз сибирских сельских хозяев с целью «всемерного содействия государству в разрешении земельного вопроса путем защиты всякого рода частной собственности, как основы наивысшей культуры и благосостояния государства». Эсеры, потеряв свое влияние в Совете, возлагали на кулацкий союз все свои чаяния, они, захлебываясь от восторга, приветствовали эту контрреволюционную организацию. Петропавловские большевики, опираясь на поддержку трудящихся масс, в предоктябрьские дни продолжали пресекать контрреволюционные поползновения буржуазии и ее соглашателей. По предложению большевиков, Петропавловский Совет 18 (31) октября телеграфно уведомил своего депутата, избранного на II Всероссийский съезд Советов о том, чтобы он голосовал за переход власти к Советам.

Революционные настроения трудящихся масс Петропавловска проникали в глубину Акмолинской области, в казахские кочевья. Акмолинский областной комиссар временного правительства во второй половине октября предложил созвать в Омске казахский съезд, так как среди казахов области наблюдались сильные волнения. Но этому съезду с буружуазной опекой не удалось осуществиться. Наступившая Великая Октябрьская социалистическая революция положила конец попыткам буржуазии удержаться у власти.

Известия о великой Октябрьской социалистической революции были получены в Петропавловске в конце октября. Повсюду на крупных предприятиях города (жд мастерские, консервный завод, кожевенный завод Зенкова и др) и в Народном доме состоялись собрания рабочих и служащих. На собраниях огромным большинством выносились резолюции о передачи всей власти Советам. Коалиционный комитет был распущен по распоряжению Совета.

На заседании петропавловского совета 6 (19) ноября обсуждался вопрос о власти. Был организован Военно-революционный комитет. Власть перешла в его руки. По предложению большевика Пихолёка было вынесено постановление о закрытии издающихся местным отделом партии народной свободы бюллетеней. 14 (27) Военно-революционнный комитет арестовал за непризнание Советской власти председателя Городской думы и редактора газеты «Степная речь», эсера Богомолова.

Оплот местной контрреволюции – Городская дума – выступила против Октябрьской революции. Она приняла эсеровскую резолюцию, осуждающую революционное выступление большевиков и требующую созыва учредительного собрания и образования социалистического министерства.

В ответ на эту вылазку врага, исполняя волю трудящихся масс Петропавловска, Городской совет 22 ноября (5 декабря) торжественно объявил об установлении Советской власти в Петропавловске и на местах:

«1. Передать всю полноту власти как в центре, так и на местах, Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые одни только могут справиться с разрухой и с закреплением свободы, завоеванной пролетарско-крестьянской революцией…

2. Должны быть приняты самые решительные и энергичные меры в деле снабжения хлебом армии и голодающей России.

3. На местах принять меры к реквизиции всех продуктов первой необходимости и распределить таковые между нуждающимся населением.

4. Требовать от народных комиссаров издания декрета о национализации банков.

5. Требовать проведения в жизнь закона о конфискации прибылей, нажитых во время войны.

6. Требовать проведения в жизнь закона о беспощадном обложении капиталистов.

7. Проведения в жизнь контроля над производством и распределением.

8. Немедленного заключения всеобщего демократического мира.

9. Немедленного проведения в жизнь земельного декрета.

Резолюция должна служить наказом делегатам нашим, которые будут посланы на 3-ий Западно-Сибирский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов».

29 ноября (12 декабря) Петропавловский Совет заслушал доклад делегатов 2-го Всероссийского съезда Советов и вынес решение: «… Констатируя, что создавшаяся политическая конъюнктура и что губительская и лживая политика Временного правительства, возглавлявшегося Керенским, и центральных органов, оторвавшихся от жизни солдат, рабочих и крестьян, вели страну, а вместе с ней революцию и свободу к гибели, что власть стремилась к уничтожению партии истинных представителей революционных рабочих, солдат и крестьян, которая одна может спасти страну, завоевания революции и вывести из тупика, в который ее ввели соглашательской политикой меньшевики и праве социалисты-революционеры…

Петропавловский Совет рабочих и солдатских депутатов при огромном стечении граждан и солдат города Петропавловска приветствует революционный Петроград, высказывает полное доверие и решительную поддержку Советскому правительству, присоединяется и будет проводить решительную политику Совета Народных Ко­миссаров…

Настоящую резолюцию довести до сведения Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов и Совета Народных Комиссаров».

С 2 (15) по 10 (23) декабря в Омске проходил 3-ий Западно-Сибирский съезд Советов. На этом съезде от Петропавловска присутствовали 4 делегата от 15000 избирателей (10000 рабочих и 5000 солдат). Съезд объявил об установлении Советской власти в Западной Сибири. На этом съезде присутствовали также делегаты Атбасара, Кокчетава, Семипалатинска, Усть-Каменогорска и Павлодара. Решения съезда стали обязательными и для этих районов Казахстана. Советская власть в течение декабря 1917 г. – января-февраля 1918 г. была установлена и в этих местах.

Военно-революционный комитет Петропавловска, после объявления в городе Советской власти, распустил Городскую думу, закрыл эсеровскую газету «Степная речь», арестовал ряд эсеров. Контрреволюционные элементы пытались заново организоваться. Была образована новая контрреволюционная организация «Союз увечных воинов» из 104 человек. Буржуазия организовала подпольный блок, который проявил себя позднее во время чехословацкого мятежа.

Для защиты революции были созданы новые отряды красной гвардии. Организацией их непосредственно руководил т. Дубынин. Было приступлено к советизации учреждений. Комиссаром почт и телеграфа был назначен солдат Дёмин, рабочий-булочник Курлаков занял пост комиссара финансов, а рабочий мельницы Курнаков – пост комиссара труда. Прапорщик Шананин был назначен военным комиссаром и редактором газеты «Известия Петропавловского Совдепа», первый номер которой вышел в начале декабря 1917 года.

Петропавловский Совет предложил городскому голове Лыжину сдать хозяйство города. Лыжин занялся саботажем. Он сказал: «Хотите, так принимайте, а сдавать не буду». Часть служащих городской управы отказались от службы Советской власти. Против саботажников были приняты репрессивные меры.

15 (28) декабря Военно-революционный комитет реорганизовался в Исполнительный комитет Петропавловского Совдепа. Началась работа по проведению в жизнь первых декретов Советской власти. Контроль над производством на консервном заводе, на кожевенных заводах Зенкова, Мездрякова, Рыжова был передан организованным фабрично-заводским комитетом.

Из книги СЕМЕНОВА А.И. «Город Петропавловск за 200 лет, 1752-1952 гг.»
 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий