Макарова Т. Кладбище у театра // Петропавловск KZ. – 2011. – 18 августа

1 октября 2012 - Садыкова А.

Кладбище у театра

По следам трагических событий Крестьянского восстания 1921 года

В этом году исполнилось 90 лет со времени самой кровавой войны на североказахстанской земле — восстания крестьян.

В Западной Сибири и на севере Казахстана самым массовым выступлением восставших был Петропавловский уезд и город Петропавловск. Объяснялось это тем, что здесь значительную часть земледельцев составляли казаки, да к тому же в результате проведенной столыпинской реформы в селах уезда преобладали крепкие товарные хозяйства, хозяева которых с особой ненавистью относились к политике властей.

В ночь с 13 на 14 февраля 1921 года восставшие без боя заняли Петропавловск. Случилось это потому, что многотысячной «народной армии», как называли себя восставшие, противостояли два отряда ЧОНа (частей особого назначения), в которых оружие выдавалось только коммунистам и в которых насчитывалось менее 700 человек. Причем один из этих отрядов еще до подхода крестьян к городу у села Новопавловка попал в засаду и был уничтожен. Второй отряд ЧОН вместе с руководством города и уезда отступил к железнодорожной станции, где железнодорожные рабочие с помощью имеющихся транспортных средств успешно держали оборону. Вступив в город, новые хозяева тотчас же приступили к поискам коммунистов, которым не удалось скрыться, и к зверским расправам над ними. Простые горожане при наличии нательного креста отпускались с миром. Трупы убитых свозились за город на скотские кладбища.

Восставшие хозяйничали в городе два дня, до 15 февраля, когда, наконец, на помощь Петропавловску подошли мощные воинские части, включая несколько бронепоездов из Омска. Прибывшие красноармейцы с неменьшей жестокостью расправлялись с крестьянами. На улицах росли горы трупов, которые затем сжигались в печах петропавловских кирпичных заводов.

Через сутки, 16 февраля, кровавая бойня стала затихать и город погрузился в необычно долгий и тягостный траур. Таких массовых похорон, которые длились до мая месяца, Петропавловск не знал за всю свою историю. По решению властей, всех погибших коммунистов на территории города и близлежащих деревень по мере обнаружения трупов хоронили на Октябрьской площади с высочайшими почестями как героев-борцов за победу мирового коммунизма. В начале XX века вожди правящей партии еще лелеяли мечту о мировой революции и мировом коммунизме.

Первые похороны жертв восстания состоялись 2 марта 1921 года. В свежевырытую братскую могилу в тот день опустили 35 гробов. На Октябрьской площади эта братская могила стала второй: год назад, в ноябре 1919 года, здесь были похоронены 22 совдеповца, расстрелянные в дни бело-чешского мятежа. Вот что писала уездная газета «Мир труда» о похоронах 2 марта: «… К 10 часам утра город уже ожил. Члены профессиональных организаций с красными флагами стали прибывать к Бюро профсоюзов. В это же время около коммунистического клуба выстраивались комвойска, откуда стройными шеренгами двинулись по улице Ленина и остановились у Парткома. Здесь они были встречены начальником местного гарнизона и двинулись под звуки оркестра на площадь к братским могилам. Следом и рядом со стройными колоннами войск двинулись огромные толпы неорганизованных граждан города. И войска, и профессиональные организации остановились около клуба Нарсвязи, где находились убитые. Все ближайшие кварталы были заполнены людьми, с трудом удавалось соблюдать порядок. Начался вынос тел. Рядами стояли вооруженные коммунары, сдерживая напор толпы, а посередине улицы один за другим проносили гробы с телами славных товарищей, покрытых красной материей. И вот они двинулись длиной красной вереницей. Часть гробов несли на руках, другие были положены на подводы. Почти за каждым гробом двигалась группа женщин с надрывающими душу криками и рыданиями. Следом двинулись войска, дальше профсоюзы и толпа граждан. Вся площадь около братских могил была наполнена людьми. Такой многолюдной толпы еще не видел Петропавловск. Большая братская могила. Около часа продолжался спуск тел. Братским салютом закончились похороны, после которых начался митинг…»

В течение марта и апреля на Октябрьской площади было вырыто ещё четыре братских могилы. По данным газеты «Мир труда», в братских могилах похоронено 263 человека. Похороны здесь проходили и индивидуально. Однако, общее число погибших в восстании и захороненных на площади нам неизвестно. Так, к середине 1921 года Октябрьская площадь превратилась в кладбище, которое официально называлось «Братские могилы». В 1923 году в центре кладбища был установлен памятник в виде земного шара, так как подвигу погибших придавалось мировое значение.

После похорон жертв крестьянского восстания Октябрьская площадь оставалась местом погребения особо почетных граждан города, в первую очередь, видных коммунистов. На площади была обустроена площадка для участников похорон и митингов и установлена трибуна для ораторов. Так продолжалось до середины 30 годов прошлого столетия, до торжества сталинского режима, который характеризовался, помимо прочих диктаторских черт, перекраиванием исторического прошлого страны. В результате, крестьянское восстание было вычеркнуто из нашего прошлого, а значит, и перечеркнуты имена недавних героев. Был категорически запрещен доступ к документам тех событий. С этой целью государственные архивы в 1938 годы были подчинены НКВД. Теперь оставалось только уничтожить молчаливых свидетелей восстания — могилы и надгробья погибших.

Грубый, кощунственный акт был совершен в конце 30-х годов, когда могилы тех, о ком совсем недавно слагались стихи и пламенные речи, были закатаны под асфальт. Площадь полностью была реконструирована. Лишь каким-то чудом сохранилась одна единственная могила с надгробием, в которой похоронен секретарь обкома партии Аубакир Исмаилов (в Петропавловске есть улица его имени). После учебы в Москве Исмаилов был направлен в наш город. В самом начале своей деятельности он был убит во время одной из командировок в период коллективизации. Похоронен 4 ноября 1932 года. Тогда же, в конце 30-х годов, на Октябрьской площади был разобран памятник, изображавший земной шар, и на его месте установлен обелиск, посвященный борцам за советскую власть. Прошло два десятилетия. В 1960 году в период хрущевской «оттепели» государственные архивы страны были переведены в подчинение совету министров СССР, только тогда историки и краеведы познакомились с документами крестьянского восстания. Трагические события 1921 года произвели ошеломляющее впечатление на общественность. В печати появились воспоминания очевидцев тех событий.

В 1961 году местным скульптором И. Масловым был установлен в районе железнодорожного вокзала (рядом с ДК Железнодорожников) надгробный памятник на могиле Василия Соленика, потомственного железнодорожника, человека исключительного мужества и отваги. Соленик погиб в феврале 1921 года в неравной схватке с противником. Его похороны состоялись 9 марта того же года. Могила Соленика — это единственная могила в городе жертвы крестьянского восстания. В это же время на здании, расположенном на пересечении улиц Ульянова и Горького, появилась памятная доска, сообщавшая, что здесь формировались отряды ЧОН. Постепенно открывались все новые и новые имена жертв восстания, похороненных на Октябрьской площади. Часть этих имен по решению ономастической комиссии города была присвоена улицам Петропавловска. Так были увековечены имена Сергея Малышева, заведующего бьюро жалоб при Петропавловском РКИ, Якова Перминова, наборщика городской типографии, Хафиза Базарбаева, рабочего кожзавода, Ивана Перфирьева, начальника уездной милиции, Баймагамбета Зтулина, поэта, Василия Соленика, чекиста.

Большая заслуга в том, что часть имен коммунистов, погибших и захороненных на Октябрьской площади, осталась жить в истории родного края принадлежит нашему земляку, писателю Сабиту Муканову. Как только начался процесс рассекречивания архивных материалов в 1957 году, в печати появилась его статья под заголовком «Поэт, воин, коммунист». Она была посвящена его ближайшему другу и соратнику поэту Баймагамбету Зтулину, имя которого уже успели напрочь забыть.

В это же время Муканов приступил к написанию автобиографической трилогии «Школа жизни», в которой отразил свою юность и в том числе события 1921 года в Петропавловске. Дело в том, что Муканов и Зтулин в феврале 1921 года были призваны в отряд ЧОН для защиты Петропавловска от наступавших крестьян. В одну и ту же злополучную ночь с 13 на 14 февраля Зтулин был убит, а Муканов ранен в ногу. Вот что пишет об этом Муканов во второй книге трилогии «Школа жизни»: «Я поторопился уйти из госпиталя, рана моя заживала быстро. Мне пришлось выписаться как раз накануне похорон коммунистов…. В этот день заканчивались розыск и опознание трупов. Все убитые свозились в здание петропавловской пожарной команды. Нельзя без содрогания вспоминать эти окровавленные груды изуродованных тел. Я долго искал среди убитых Баймагамбета. И, конечно, мне никогда не удалось бы опознать его по лицу — так изуродовано оно было. Но я узнал его по уцелевшим лоскутам ситцевого полосатого белья, сшитого аульным портным. Каждого погибшего положили в отдельный гроб. Некрашеные, простые, стояли они один за другим печальными рядами. Весь город был в глубокой скорби. И я думаю, что читатель хорошо представит себе без моего описания печальный день похорон коммунаров. Прихрамывая, я помогал нести гроб Баймагамбета. Провожающие плакали…. И теперь, приезжая в Петропавловск, я всякий раз бываю у дорогой мне братской могилы и твержу тогдашнее короткое и горькое слово «Прощай».

Уже несколько десятилетий с далекого периода сталинского времени главное памятное место трагических событий 1921 года – Театральная площадь – и сегодня хранит скорбную тайну.

Тамара МАКАРОВА, краевед
 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий