История Петропавловска в рамках тоталитарного режима // Петропавловск KZ . – 2010. – 11 ноября

1 октября 2012 - Садыкова А.

История Петропавловска в рамках тоталитарного режима

Комментарии к книге А.И.Семёнова «Город Петропавловск за 200 лет, 1752-1952 г.г.»

Летом 2010 года а Петропавловске выпущена книга А.И.Семёнова «Город Петропавловск за 200 лет». Сам факт появления книги на прилавках книжных магазинов вызвал бурю эмоций и противоречивых суждений среди краеведов и тех, кто неравнодушен к истории нашего города. Одни – восторженно приветствовали издание долгожданного труда выдающегося краеведа, другие – недоумевали и возмущались нарушением элементарных прав собственника книги – областного историко-краеведческого музея, который не давал разрешения на публикацию.
Действительно, в 1953 году музей приобрёл книгу у автора и стал её единоличным собственником. Уже больше полувека исторический очерк Семёнова является музейным экспонатом и хранится в его фондах с собственным инвентарным номером. Мы не берёмся судить, кто прав в этой почти детективной истории, так как у нас другая задача: насколько познавательна книга сегодня, после стольких лет ограниченного к ней доступа.
Внимание читателя, в первую очередь, привлекают фотографии, помещённые в книге по инициативе её издателей. Сама идея проиллюстрировать в фотографиях старый город и, таким образом, расширить о нём знания, замечательна. Только такая идея не достигает здесь своей цели, так как большая часть фотографий не имеет подписей, но даже там, где такая подпись есть, она, как правило, не несёт никакой исторической информации. Либо вообще её искажает.
О чём свидетельствует, например, подпись к фотографии подгорной церкви, которая обозначена здесь как «Собор». Между тем, в Петропавловске со второй половины XIX века и до начала тридцатых годов XX столетия действовал один Собор – Вознесенский, стоял он в центре Соборной площади, с которой начинался «верхний форштадт» города. Согласно документам епархиального округа, подгорная церковь именовалась как «Градо – Петропавловская Покровская церковь». Кстати, часть метрических книг этой церкви хранится в Северо-Казахстанском областном архиве. Как известно, в тридцатые годы прошлого века Покровская церковь была закрыта и в полуразрушенном состоянии простояла почти 20 лет. Впоследствии, восстановленный храм стал собором Святых Апостолов Петра и Павла.
Характерно, что пустые, не содержащие исторического смысла подписи помещены даже под известными снимками, большая часть которых напечатана в энциклопедии Северо-Казахстанской области с исчерпывающим пояснительным текстом. Вот только два примера. На странице 112 можно увидеть фотографию мечети с подписью: «Мечеть». Где она находилась? К какому времени относится снимок? На странице 109 под фотографией, изображающей открытие железной дороги, чи-таем подпись: «Открытие железной дороги». Какой дороги? Где? Когда?
К сожалению, слабая ориентировка в истории нашего города инициаторов издания книги оказала «медвежью» услугу самому А.И.Семёнову, который был выставлен как апологет сталинской политики. Напомним, что Семёнов завершил свой исторический очерк в 1952 году (при жизни Сталина!), когда после нескольких лет затишья репрессий, начиная с конца сороковых годов, волна преследования «врагов народа» поднялась с новой силой. Любое неосторожное слово, тем более, в оценке исторических событий, стоило автору жизни. Историю (прежде всего, собятия XX века) разрешалось излагать только в рамках тоталитарного режима. Если бы Александру Игнатьевичу довелось прожить в нашем городе хотя бы до 1956 года и XX съезда партии, то, несомненно, он внёс бы коррективы в свой труд.

Сегодня же перед нами книга, которая делится на две неравноценные части. Первая часть – это история города в XVII-XIX веках. Она изложена полностью на основе документов Омского областного архива и представляет живую, правдивую картину прошлого Петропавловска.
Что же касается второй части книги (первой половины XX века), то, согласно списку использованных источников, под рукой у автора были, в основном, газетный материал и другие публикации сталинского времени со строго дозированной информацией. Главным же путеводителем в описании событий этого раздела исторического очерка была настольная книга каждого коммуниста – История ВКП (б), а также сочинения классиков марксизма – ленинизма (на эти источники автор предусмотрительно ссылается чуть ли не на каждой странице).
Напомним, что с 1938 года по 1960 год архивы государства находились в ведении НКВД, и что ещё в тридцатые годы история страны была переписана в угоду одной личности. При этом, многие вы-дающиеся имена участников революционного движения и граж-данской войны были вычеркнуты из истории.
Так, следуя установленному режимному курсу, Семёнов, описывая события первой русской революции в нашем городе, называет лишь одно имя – имя Куйбышева. Не умаляя заслуг видного революционера, мы всё-таки должны отметить, что 18-летний Куйбышев прибыл из Петербурга в Омск в апреле 1906 года и, например, к знаменитой октябрьской стачке 1905 года в Петропавловске не имел никакого отношения. Стачкой же руководили профессиональные революционеры и агитаторы – Нагорничевский и Ружейников. Иван Ружейников не раз приезжал в Петропавловск по заданию Омского комитета РСДРП. Он же руководил забастовкой петропавловских железнодорожников в феврале 1907 года.
Не случайно в период хрущёвской «оттепели» одна из улиц Петропавловска названа в честь его имени. В Омском областном архиве, в материалах жандармского управления, есть немало сведений об активной деятельности революционеров в Петропавловске в 1905-1907 годах. Конечно, Семёнов читал эти документы. Но выйти за рамки железной цензуры не мог.
Если в описании событий первой русской революции на территории нашего края Семёнов упоминает только имя Куйбышева, то излагая блестящую победу 5 Красной армии при освобождении Петропавловска, автор вообще не называет ни одного героического имени.
Причина такого безымянного повествования нам известна: ещё в конце 30-х годов командующий 5 Красной армии Тухачевский был расстрелян как шпион фашистской Германии. При этом, по сложившейся зловещей системе репрессий, тень «врага» падала на широкий круг людей, с которым он общался.
Имена героев операции по освобождению нашего города петропавловцам стали известны только в конце 50-х годов прошлого столетия. А вскоре на карте города (в подгорной части) появились улицы имени М.Н.Тухачевского, комбрига 35 дивизии С.Д.Павлова, возглавившего наступление на врага, начальника пулемётной команды 307-го полка И.Я. Смирнова, сумевшего вопреки смертельной опасности потушить уже горевший деревянный мост через реку.
1952 год…Он был знаменателен не только всплеском репрессий. Это был ещё год холодной войны, когда на протяжении уже трёх лет СССР являлся ядерной державой и втайне готовил новое страшное оружие: водородную бомбу. Когда мир был расколот на два враждебных лагеря и находился на пороге третьей мировой войны. В этой обстановке всё, что имело какое-либо отношение к вооружению СССР, дислокации войск, его личного состава, военной промышленности и т.д., находилось под строжайшим секретом. Не удивительно, что в разделе книги Семёнова, посвящённой Великой Отечественной Войне, мы не находим даже таких данных, которые сегодня известны любому школьнику. Здесь нет сведений о 314 стрелковой дивизии, хотя эта воинская часть формировалась на глазах автора книги, нет ни одного имени героя-земляка, нет информации об эвакогоспиталях и т.д.
Гнетущую обстановку в стране усиливала теория Сталина о нарастании классовой борьбы в ходе коммунистического строительства. Все средства массовой информации и пропаганды рьяно подхватили эту идею вождя, непрерывно демонстрируя гражданам «факты» вредительства на производстве, шпионаж и другие происки «врагов» против социалистического государства. Шла тотальная «промывка мозгов» населения и неудивительно, что Семёнов попал в сети такой пропаганды. Об этом можно судить по тому, как автор книги с удовлетворением пишет о расстреле 48 работников пищевой промышленности, уличённых во вредительстве, в том числе, бывшего начальника Петропавловского консервного завода Куранова (в других источниках – Курапова – прим. ред.).
Без сомнений Семёнов называет «вредителями, сторонниками Бухарина и Троцкого», тех ответственных лиц в руководстве Петропавловска, которые позволили козам обглодать молодые насаждения на улицах города. Кстати Куранов и его «сообщники» были реабилитированы одними из первых в стране в 1956 году. Необходимо также отметить в книге Семёнова устаревшие политические оценки исторических событий 20-30-х годов прошлого столетия.
В первую очередь, это относится к восстанию крестьян в нашем крае в феврале 1921 года, которое носило массовый характер, и причиной которого были не происки кулаков и эсеров против советской власти (как изложено в книге), а драконовские меры «военного коммунизма». И, конечно, изменилась оценка коллективизации, которая проходила параллельно с жестоким насилием над тружениками села – раскулачиванием. В книге эти события рассматриваются как очередная победа сталинской политики.
В общем, данный раздел исторического очерка – типичный образец описания событий нашего прошлого в рамках сталинского режима. Все акценты в тексте (начиная с первой русской революции) расставлены в угоду цензуре в надежде на публикацию книги. Не обошёл стороной автор и религию, осуждение которой весьма поощрялось. Так, излагая события в период крестьянского восстания, Семёнов пишет: «Местный архиерей, епископ Мифодий, приказал ударить в соборный колокол – это он встречал ворвавшиеся в кулацкий город отряды…»(стр.148).
Мы остановимся особо на этом эпизоде, потому что, обвинив епископа в содействии восставшим, автор в пылу атеистического гнева задел чувства верующих нашего города. Дело в том, что новомученник епископ Мифодий (он был зверски убит красноармейцами при подавлении восстания) причислен церковью к лику святых и является покровителем Петропавловска. И ещё. Если владыка действительно приказал ударить в колокол, то его звон мог означать только сигнал об опасности и тревоге, ибо не только православная, но и все мировые религии осуждают братоубийственную войну.
В заключение мы полагаем, что книга, воскрешающая в розовом свете развенчанный сталинский режим, по праву должна храниться в областном музе прежде всего, как экспонат, характеризующий время, в котором жил автор.
Однако, та же книга, в её первой части, несёт богатейшую информацию, основанную на архивных документах, о жизни нашего города в XVIII-XIX веках. Похоже, цензура снисходительно отнеслась к событиям того времени, которое не было связано с коммунистической идеологией, и здесь Александр Игнатьевич работал над текстом книги практически без ссылок на классиков марксизма–ленинизма.
Ценность этого раздела книги не только в документальном, но и в уникальном изложении событий тех лет. Дело в том, что в нашей краеведческой литературе история Петропавловска в XVIII-XIX веках отражена довольно слабо. Объясняется это прежде всего тем, что в областном государственном архиве хранятся документы, начиная с советского периода. В этой связи публикация первого раздела исторического очерка по инициативе руководства историко – краеведческого музея с использованием богатого музейного набора открыток и фотографий Петропавловска дореволюционного времени крайне желательна и необходима.
Такое издание явилось бы бесценным подарком для тех, кто любит свой город и интересуется его историей.

Юлия ПИСКУНОВА, Серик ДЮСЕНОВ,
Лидия МЕЛЕХИНА, Вера ЯВОРСКАЯ,
Тамара МАКАРОВА, члены клуба «Краевед»
при областной библиотеке им. С.Муканова
 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий