Макарова Т. Борис Петров. Писатель-фронтовик из поколения победителей // Мой город. - 2005. - №3. - С. 24-25

31 мая 2012 - Садыкова А.

ПИСАТЕЛЬ – ФРОНТОВИК ИЗ ПОКОЛЕНИЯ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

Как-то моё внимание привлекла любопытная статья о школьнике- прорицателе, который предсказал дату нападения Германии на СССР и даже последующий ход войны. Эта статья напомнила мне о дневниковых записях другого ученика, написанных с юношеской запальчивостью в тот же предвоенный период. Вот одна из них: "Сильно возмущают меня события в Центральной и Южной Европе. Германия 15 марта (1939 г.] заняла Прагу. Чехословакии не существует. Ну, что, господа, накормили Германию, отдав ей Судетскую область? А? Пустили свинью за стол, а она и ноги - на стол. Вы одно забыли, господа, что Германия - агрессор и она сыта никогда не будет. Она будет жрать и жрать пока ей не распорят брюхо. Да, впереди великие события!"

Нередко эмоциональный запал юного политика выливался в стихотворную форму. Потрясенный событиями в Испании, он пишет:

Народ! Ты побежден, ноты еще не сдался.

И не забудет мир, какие были дни.

А за фашистами, за ними долг остался.

За вашу кровь ответ несут они!!!

Я привела строки из объёмистого дневника 18-летнего Бориса Петрова. Довоенный дневник писателя - это ценный документ, характеризующий не только автора. Это ещё и документ времени. Так думали и чувствовали тысячи юношей и девушек. Это была удивительная молодежь: чистая, целеустремленная, готовая на любой подвиг во имя Родины, которой они искренне гордились.

Поколению, на долю которого выпала великая миссия победить фашизм, принадлежал писатель и герои его произведений, его сверстники. В этом, пожалуй, главная особенность творчества Петрова.

Не удивительно, что самой дорогой, волнующей для него темой была тема Великой Отечественной войны, которая стала частью его биографии. Летом 194О года Петров поступил в двухгодичную школу младших командиров, хотя мечтал, как и большинство юношей его поколения, об авиации. Подвело зрение. Командир роты лейтенант Петров свой первый бой принял под Сталинградом. С боями дошел до Кенигсберга, а затем в составе I Дальневосточного фронта принял участие в войне с империалистической Японией. Его последняя воинская должность - начальник химической службы 1277 зенитного артполка.

Первый большой успех писателю принес военный рассказ "Голубая падь". Он был напечатан в начале 1948 года в популярном российском журнале "Сибирские огни". Голубая падь - это живописная горная долина на территории Маньчжурии, где на развилке дорог, неподалеку от бревенчатого моста, перекинутого через безымянную речку, три девушки-регулировщицы обосновали новый пост. Здесь, вдали от линии фронта, казалось, ничто не предвещало об опасности. Нотишина Голубой пади была обманчивой. Уже в первую ночь дежурства на регулировочном посту маленькую группу бойцов ждала жестокая схватка с врагом.

Рассказ, вобравший в себя характерные черты военной прозы писателя, появился в печати тогда, когда тема войны еще оставалась актуальной и не сходила со страниц книг, журналов, газет. И вот в этом океане литературы Петров нашел свою нишу, свою узнаваемость, свой почерк. Что отличает его творчество? Конечно, профессионализм и достоверность. Автору ничего не нужно было придумывать, а героев своих произведений он знал лично. В центре внимания писателя всегда был труженик войны, чаще всего солдат. Скупые, точные мазки художника позволяют читателю зримо видеть его героев. Их облик, характер несут на себе печать войны, но за суровой внешностью часто раскрываются, казалось бы, совсем не героические черты: умение сострадать чужому горю, великодушие, доброта и миролюбие. Впрочем, думается, что именно эти качества подчеркивали величие той армии, которую повсюду, на родной и чужой земле, встречали с цветами и слезами радости.

Капитан Калашников из рассказа "Нерешительность капитана Калашникова", выписавшись из госпиталя, специально завернул в неблизкий город, чтобы сообщить жене фронтового товарища о его гибели. Но смотревший не раз в глаза смерти, капитан смалодушничал и не сказал ей правду, сознавая, какую он может причинить боль.

Замкнутый, молчаливый старшина Барабанов, семью которого расстреляли фашистские каратели (рассказ "Трофеи старшины Барабанова"], отдает немецкой девочке-сиротке дорогую для себя вещь - детские туфельки.

Сержант Жумабаев из рассказа "Подарок с Тигровой сопки" весь день проводит в горах, чтобы принести на новогодний праздник елку и доставить радость больной шестилетней китайской девочке ЖаоЮ.

В довоенные, юношеские годы Петров видел себя поэтом, и природа нередко служила источником его вдохновения. Позже на смену стихам пришла проза, своеобразием которой стали живые, поэтические картины природы. Олицетворяя неистребимую силу жизни, они придают особый колорит повествованию о войне.

В большинстве своем герои произведений Петрова - это наши земляки, североказахстанцы. Мы встречаем их даже там, когда события происходят за тысячи километров от казахстанской земли. В полной мере это относится к автобиографическому роману о Великой Отечественной войне "Воскресный наряд". Это был первый и единственный роман, изданный при жизни писателя (1970 г.).

Возможно, тема войны стала бы его единственной темой, если бы не коррективы жизни, если бы земля наша не стала землей целинной. Целинная эпопея разворачивалась на глазах Петрова и не могла оставить его равнодушным. В этот период он пишет в своей автобиографии: "Моя постоянная тематика - село, люди деревни, их судьбы, проблемы целины. Но все время хотел писать о войне..." Писатель хорошо знал сельскую жизнь. Почти 20 лет он проработал лектором обкома партии, исколесил область вдоль и поперек, причем нередко его командировки завершались рассказами и очерками о тружениках деревни.

Среди произведений, посвященных сельской тематике, наибольший успех имели повести "Огни Аксуата" (1962 г.) и "Листопад" (1964 г.). В немалой степи этому способствовало то, что прототипами героев явились реальные люди, а в основу сюжетов легли события, конфликты и противоречия, подмеченные острым взглядом художника. Особую глубину и значимость этим произведениям придает открытая гражданская позиция автора, позиция страстного бойца, горячо сочувствовавшего своим героям, тем, кто, по словам писателя, расчищает русло жизни, не давая превратиться ей в болото.

Героиня повести "Листопад", начинающая журналистка Ольга Корнилова, однажды, просматривая редакционную почту, обнаружила странное письмо. Это была жалоба на руководство совхоза на плохие условия труда и быта рабочих в горячую пору страды. Больше всего Ольгу поразило то, что письмо пришло из совхоза "Лесные поляны" - передового, лучшего хозяйства не только района, но и области. Директора же совхоза, Ворожева, она знала лично и восхищалась им. В глазах Корниловой он был образцом руководителя и воплощением всех человеческих достоинств. Жалоба сельчан послужила началом журналистского расследования, которое неожиданно открыло подлинное лицо ее "героя." Никогда бы раньше не могла поверить Ольга, что именно ему, Ворожеву, вкупе с руководителями района она объявит войну. Войну матёрому карьеризму, угодничеству, хамству. Через страдания и горькие разочарования проходит Корнилова в этой неравной схватке и мы не узнаем, чем же она закончится. Уверены лишь в одном: Ольга не отступит и будет идти до конца. Вот какой диалог приводит автор в конце повести между Корниловой и ее подругой:

- Трудно тебе придется с твоим характером. Ох, трудно. Сколько уже неприятностей себе нажила. И зачем?

- Зачем? - задумчиво переспросила Ольга. - Ты сама это знаешь, не хуже меня. Как еще много всего, что нам мешает, с чем приходится воевать, сталкивать с дороги. И почему это должен делать кто-то другой, а не я? Можно, конечно, не заметить, промолчать, пройти мимо. Так проще, спокойнее. Ну, а долг просто человека!

Первую годовщину Победы Петров встретил на Дальнем Востоке, где продолжалась его военная служба. Накануне праздника, вечером 8 мая 1946 года, он написал грустные, глубоко личные стихи в прозе, посвятив их памяти погибших товарищей. Впервые мы находим в них самооценку, характеристику своей прожитой жизни (Петрову было тогда 26 пет): "Недалеко отстала моя юность, но она минула и я думаю о ней с грустью. Но не потому, что жаль мне свою юность, как бывает жалко все хорошее прошлое, и не потому, что прошла она не так, как надо. Нет! Я правильно прожил свою юность и мне нисколько не обидно за какие-то ее ошибки и промахи. Я прошел с ней сквозь войну и провел в "рядах атакующих колонн", как говорил Павел Корчагин, с первого до последнего выстрела. Юность моя не раз смотрела в глаза смерти и мне ни перед кем за нее нестыдно.

Грустно мне от того, что нет со мной друзей юности. Что в завтрашний праздник не с кем мне поднять стакан за мятежную юность..."

Не мог тогда и предположить фронтовик, что эти слова зловещим эхом откликнуться в его судьбе. Через годы война нагнала Петрова и жестоко напомнила о себе: контузия, перенесенная в одном из боев, обернулась для него омертвением позвоночника. Ему было сорок семь, когда в моменты приступа коварной болезни, он, высокий, атлетического сложения мужчина, внезапно терял равновесие и падал навзничь, не имея сил подняться самостоятельно. С1968 года Петров становится инвалидом сначала второй, а затем первой группы. Свое пятидесятилетие (1970 г.) он встретил обреченным на неподвижность. Из многочисленных поздравлений, поступивших тогда юбиляру, приведу строки одной телеграммы:

"Дорогой Борис Николаевич!

Вы всегда поражали и поражаете меня своей удивительно чистой скромностью. А ведь издревле ведомо: скромность - счастливый дар мужественной и сильной натуры.

Вы - сильный!

Конечно, 50 - вершина. Но впереди у Вас еще более прекрасные вершины... Вы готовы к их штурму: природа щедро наградила Вас талантом, а терпения и мужества Вам не занимать..."

Эта телеграмма принадлежала известному писателю Дмитрию Онегину, который хорошо знал о тяжелой, быстро прогрессирующей болезни Бориса Николаевича и о том, что превозмогая адские боли, Петров работает над своей новой книгой. Действительно, каждое утро с помощью медицинской сестры и близких он занимал свой "рабочий стол" - специальное кресло, сделанное в виде парты с откидными подлокотниками. Новая книга, а точнее, новый роман был посвящен истории нашего края. Почему писатель, уходя из жизни, при множестве незавершенных работ и замыслов обращается к краеведению? Дело в том, что Петров стал свидетелем настоящего краеведческого бума в период хрущевской "оттепели". Тогда впервые стали доступными многие засекреченные документы архивов, которые знакомили с неизвестными событиями прошлого, в том числе и с материалами о самой кровавой войне на территории Северного Казахстана: восстании крестьян против коммунистов в феврале-марте 1921 года.

Писателя, который посвятил значительную часть своего творчества деревне, да к тому же был историком по специальности (он заочно закончил Омский педагогический институт) не могли не взволновать эти события. Теперь, отправляясь в очередную командировку, Петров стремился отыскать участника или свидетеля крестьянской войны. С годами был накоплен богатый материал и его угнетала мысль, что он может остаться невостребованным. Вот почему, отмахиваясь от советов и просьб медиков и родных, он был беспощаден к себе, живя лишь одним стремлением: успеть! Роман, которому автор дал название "Затмение" (рукопись в 12ОО страниц) был завершен 27 октября 1971 года. В тот же день Петров написал в своей предсмертной записке: "Вот и поставлена последняя точка в моем романе. 23 месяца работал через силу, с перерывами, иной раз и с отчаянием. Но свой долг: отразить события драматического 1921 года в Северном Казахстане я выполнил. Это дань людям, родным местам..."

Он умер 3 ноября 1971 года.

...Однажды, в пору своей юности, Борис Петров, перелистывая подшивку газеты "Красная звезда" увидел фотографию своего друга Петра Смирнова. Газета сообщила о том, что Смирнову за боевой подвиг присваивалось звание Героя Советского Союза. Тогда же появилась запись в дневнике взволнованного юноши: "Нет, я прямо в недоумении... У меня голова кружится. Сразу же вспоминается недалекое прошлое. Мы абсолютные друзья. Он был пылкий, твердый, настойчивый, упрямый, я такой же. А вот он герой, а я никто. Ну, что ж! Родина доверила ему. Кто знает, может и мне она доверит что-нибудь достойное героизма и я оправдаю это доверие с честью".

Через годы Великой Отечественной войны, через творчество, зовущее помнить и быть достойным героического времени, через испытания жизни пронес эту юношескую клятву североказахстанский писатель Борис Николаевич Петров и остался ей верен до конца.


Тамара МАКАРОВА, краевед


Макарова Т. Писатель – фронтовик из поколения победителей.(Борис Петров) // Мой город. – 2005. – осень. - №3. – С.24 – 25. 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий