«Есть намерение создать большую книгу...»

12 ноября 2018 - Кабиева Р.

       

     В Алматы          вышла в свет «Письмотека Муканова», посвященная эпистолярному наследию классика казахской литературы ХХ века, народного писателя Сабита Муканова.

В новом издании впервые можно прочитать письма Муканова и адресатов к нему в оригинальной версии. «Письмотеку Муканова» издали Литературно-мемориальный музейный комплекс С.Муканова и Г.Мусрепова, руководители которого является поэт, лауреат международной литературной премии «Алаш» Адилгазы Кайырбеков, и Объединение музеев Алматы при поддержке корпоративного фонда «Акниет».

Переписка писателя, подчеркнул Адилгазы Кайырбеков, бесценна. В ней сохранилось дыхание минувшего времени, каждая строка интересна оттенками чувств и переживаний лю­дей. Некоторые письма, уверен он, можно назвать судьбоносными, как, к примеру, послание Габита Мусрепова от 18 апреля 1928 года (это время публикации его первого рассказа «Теңіз тепкісі») редактору издания Сабиту Муканову: «Я знаю, что каждая часть книги мною детально не завершена. Однако я сам хотел дать оценку этому. То, что мне нравится в художест­венной литературе, - это определен­ная неясность, недосказанность, тре­бующая продолжения, зачастую я хочу, чтобы читатель прочувствовал основную мысль уже при чтении сле­дующей главы. Возможно, это уста­ревший прием... Писатели часто пока­зывают последовательность, а мне это не нравится. Ты же знал, что я люб­лю читать Гоголя: во многом этим он мне и нравится. Хотя я знаю, что тай­ных сторон должно быть меньше, но я бы все равно делал то, что нравит­ся...». Художественная позиция, кото­рую излагает 26-летний Габит, дает представление о его будущей писате­льской мощи.

Интересно письмо Сабита Мукано­ва народному поэту Башкирии Сайфи Кудашу от  30 апреля 1965 года: «У ме­ня есть намерение создать большую книгу «Письма и переписки», туда вой­дет кое-что из наших писем».

- Судя по этим строкам, Муканов сам мечтал увидеть отдельное изда­ние, посвященное его переписке с раз­ными людьми. Среди них были госу­дарственные и общественные деяте­ли, зарубежные и отечественные уче­ные, поэты, писатели, издатели, зем­ляки, родственники, люди самых раз­ных профессий, - продолжил Адилгазы Жаксылыкович. — Письма, вошедшие в «Письмотеку», представ­ляют лишь часть из богатой эписто­лярной сокровищницы Муканова.

Переписка народного писателя - яркое свидетельство минувшей эпохи, в том числе сталинского времени, вошедшего в историю чередой трагедий и унижений.  Заявление Сабита Муканова в ЦК Коммунистической партии Казахстана от 10 февраля 1957 года - тому свидетельство. «В моей повести «Балуан Шолак», изданной отдельной книгой в 1943 году… вкрались слова, восхваляющие Кенесары Касымова, за что книга заслуженно была включе­на в список запрещенных», - вынуж­денно, под давлением объяснялся писатель.

В его биографии знаменателен и такой факт. В1969 году в связи с реа­билитацией поэта Шакарима - младшего брата Абая и его последователя - в Институте литературы и искусства им. М. Ауэзова состоялся научно - координационный совет. Сабит Муканов чрезвычайно удивил его участни­ков признанием, что у него сохрани­лось письмо Шакарима. В смутные времена репрессий, несмотря на опасность, он бережно сохранил его как память о Шакариме. Муканов верил, что наступит время, когда это письмо станет бесценным свидетельством истории.

В новом издании приводится вы­держка из письма Шакарима: «1931 год, 3 февраля, написано в безлюдном месте Саят кора. Дорогой брат Сабит! Письмо, написанное тобой 11ІІ, получил только сейчас. Сегодня  второпях пишу тебе ответ через чело­века, следующего в Аягуз. Отправляю тебе некоторые рукописи, что есть у меня на руках. Это « Бәйшешек бақшасы». «Нартайлақ әңгімесі», «Қазақтың түп атасы», написанный в 25 лет «Бозбала мен кәрілік, в 34 года «Баламен айтысып, жеңілгенім». Ввиду отсу­тствия денег на руках сделал доплатную, надеясь, что вы оплатите почто­вые...».

Около 10 писем из «Письмотеки» посвящены одному из первых настав­ников казахской журналистики, ученому-философу Умитбаю Балкашеву, с которым Муканова связывала крепкая дружба.

В 1927-м Сабит вспоминал в письме другу: «Сейчас я уже не в таких тяже­лых обстоятельствах. С тех пор, как мы с тобой виделись, произошло мно­го перемен. Во-первых, нет Рахимы. Моя новая жена Мариям, когда ей гово­рю. что пишу письмо Умитбаю. спра­шивает, кто этот жигит? В прошлом году тебе писал, что у меня родился сын, теперь его нет... Похоронить тако­го родного человека, как Рахима, ока­зывается, не так просто. Кроме того, мне досталось из-за казахстанского раскола от таких «товарищей», как Кадаленко (когда Рахима лежала при смерти в больнице, а маленький Арыстан плакал у меня на руках), он три раза издавал указ, по которому я обязан был ехать служить в Атбасар. Для меня отъезд стал тяжелым испы­танием, когда я предал в лоно смерти 6-месячного ребенка и жену, даже не имея возможности их похоронить. В тот момент я сожалел о том, что рядом со мной не было таких настоящих дру­зей, как ты и Габит». Адилгазы Кайырбеков пояснил, что в свое время Са­бит Муканов являлся бойцом чоновского отряда (частей особого назначе­ния), а Кадаленко-командиром.

А вот другое письмо Муканова от 27 апреля 1943 года в адрес народного поэта, заслуженного деятеля искусств Нурлыбека Баймуратов. Узнав, что он начал заниматься торговлей, писа­тель был возмущен: «Прошу тебя - не делай это преходящее дело своим ремеслом... Ты обещал Н. Ондасынову: «напишу поэму о Толегене Тохтарове». Где эта поэма? Мы в ожидании. Тебе скоро 50. Еще 50 не будет. Задумайся..». Возможно, это письмо по­влияло на Баймуратова, так как спустя 2 года, в 1945-м, он завершип поэму «Ер Төлеген». На русский язык поэму перевел Дмитрий Снегин,  и она вошла в школьную программу.

Чаще всего в своих письмах Сабит Муканов обсуждал судьбу литерату­ры, художественных произведений. В этом плане показателен разбор повести «Қасиет» Камена Оразалина: «Мое последнее слово: в произведении не может быть «больших» и «малых» героев. Каждый герой имеет свое, осо­бое значение. Одно отличие между ними - у одного больше дел, у другого меньше... Даже если герой мало де­йствовал, это малое на его уровне дол­жно быть показано полно, ясно и аргу­ментированно. Иначе он не литера­турный образ... С дружеским приве­том, Сабит Муканов. 29.ІХ.1948, г. Алматы».

В последние годы жизни писатель сам лично передал в Центральный государственный архив свои письма и документы. К слову, этот богатый фонд ждет своего отдельного иссле­дования. Адилгазы Кайырбеков обра­тил внимание, что Сабит Муканов бе­режно хранил всю входящую и исхо­дящую документацию и архивировал переписку, что случается редко среди писателей.

- Художественные произведения и переписка, до сих пор хранящая в се­бе многие тайны своего времени и су­деб людей, станут нерушимым памят­ником любимому сыну нашего народа, выразил убеждение Адилгазы Ка­йырбеков. - Сабит Муканов сам напи­сал об этом так: «Жол таптым бар қазақтың жүрегіне, осы да жетті деген тілегіне!» - «Нашел путь к  сердцам всех казахов и этим достиг своих жела­ний!».

Раушан ШУЛЕМБАЕВА.

«Казахстанская правда»

Шулембаева Р. «Есть намерение создать большую книгу...»//Северный Казахстан. -8.-11.-1985г. -№134.-8с.

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий