Осмыслить себя и время

1 ноября 2018 - Кабиева Р.

 «...Какие глубокие чувства вызывают воспоминания о предках, которые ушли не так далеко, если Знать и помнить об этом необходимо нам самим, и горсть земли, брошенная нами на их могилу - связующая нить».

Чингиз Айтматов

   Недавно «узун кулак» донес до меня информацию, что в нашем городском парке нашли место захоронения отца поэта Магжана — Бекена Жумабаева. Накануне 115-летия классика казахской поэзии это событие можно по праву считать сенсационным.

 

По официальной версии, Магжан Жумабаев последний раз был арестован в конце 1937 года и 19 марта 1938 года расстрелян в застенках алма-атинского НКВД. Ему было все­го 45 лет. По непроверенным фактам, он был забит до смерти чекистами в Петропавловске. В любом случае точ­ное место его захоронение пока не установлено.

У казахов есть хорошая поговорка: «Өлі риза болмай, тірі байымайды». В подстрочном переводе на русский это означает: «Пока усопшие не обретут покой, не будет сытной жизни у живых». И в этом плане, я уверен, душа поэта по сей день находится не в безмятеж­ном состоянии.

К чему я все это рассказываю? Потому, что об этих фактах из жизни гор­дости нашего народа - поэта Магжана Бекеновича Жумабаева, о которых расскажу далее, мало знают не только русскоязычные мои земляки, но и мои соплеменники-казахи.

Род великого нашего земляка аргынский - атыгай-есентангрын, который входит в состав Среднего жуза. Жайляу этого древнего рода - в районе сегодняшнего Ерейментау Акмолинской, ранее Кокчетавской области. У деда Магжана по отцовской линии Жумабая кажы и его жены Койдык было два сына - Нурмагамбет и Бекмагамбет, две дочери - Галия и Разия. От Нурмагамбета родились Мадий и Ахметжан.

Муслим, Кахарман, Магжан, Мухамеджан, Салимжан, Калижан, Сабыржан - это сыновья Бекмагамбета и его супруги Гульсим. Кроме них были и две дочери - Куляндам и Гульбахрам. Отца Магжана Бекмагамбета в быту зва­ли Бекен. В памяти родных и земляков он остался рослым, с волевым лицом, внушающим уважение красивым мужчиной с орлиным огненно-пронизывающим взором больших глаз. И все старшие сыновья характером и статью пошли в отца. Рассказывают, когда бабушка Магжана - Койдык - была беременна Бекеном, ей очень захотелось волчатины. Желание её было ис­полнено. Поэтому в народе сыновей и потомков Бекена стали называть «қасқырдан тараған ұрпақ» - потомки волчьего племени.

Советской властью родовое гнездо Жумабая кажы было разорено осно­вательно. Подверглись репрессиям три родных брата Магжана, Салимжан вернулся, а Муслим и Кахарман сгинули в сибирских лагерях. Два других брата - Калижан и Сабыржан — под другими фамилиями скрылись в сосед­ней Киргизии. Подвергались гонениям родители, сестры и другие близкие и дальние родственники опального поэта.

И виною тому были талант Магжана и его байское происхождение. Ос­тальное - зависть и злоба людей из его же окружения. По непроверенным данным, потомки тех, кто предал поэта и доносил на него, сегодня занима­ют высокие посты и в области, и в республике. Здесь нет их вины. Дети не отвечают за деяния отцов. Только секретные архивы КНБ могут внести яс­ность в эту информацию.

Из различных источников известно, что его отец Бекен был назначен Омским губернатором волостным управителем Сарыайгырской волости. По воспоминаниям местных жителей, был он человеком образованным, спра­ведливым, свободно говорил по-русски, знал арабский. Отмечают его крас­норечие, крутой, но отходчивый характер. Из многочисленных своих детей Бекен выделял Магжана за острый ум и особое прилежание к учебе. Поэто­му и отдал его на учебу аульному мулле, затем учителю, обучавшему мальчика арабской грамоте.

Дома у Жумабаевых была солидная, по тем временам, домашняя библио­тека. И она постоянно пополнялась, Бекен привозил книги из поездок в Кокшетау, Омск, Петропавловск. Умной и начитанной была и мать будущего по­эта Гульсум апай - дочь Аширбека,  известного в Кызылжаре предпринима­теля. Практически все новые журналы и книги, изданные в областном центре, Гульсум апай покупала для домашней библиотеки. С малолетства прививала она своим детям любовь к знаниям, книгам. Если старшие читали их самосто­ятельно, то младшим она читала вслух. К семи годам Магжан наизусть знал множество стихов Абая, историй из «Киссасы уль-Эмбия» (Библия).

Вот в такой среде воспитывался будущий поэт. В двенадцать лет Маг­жан уже в медресе Бегишева жадно читает труды Фирдоуси, Хайяма. Ни­зами и других гениев Востока. Поэтому не случайно известный писатель, классик татарской литературы Г. Ибрагимов, восхищенный стихами Магжа­на, эпиграфом к своему роману взял его четверостишие из стихотворения «Луне», написанное им в четырнадцать лет.

Чем больше я узнаю творчество, биографию Магжана, тем больше меня интересуют его отношения с отцом, Бекеном. Свою любовь к маме поэт не скрывает, и эта душевная тема проходит во многих его произведениях. Об отце же в своих стихах поэт упоминает реже. Почему?

Как было сказано выше, в двенадцать лет Магжан начал учебу в кызылжарском медресе. Может быть, я ошибаюсь, но Бекен был не прочь видеть своего сына священнослужителем. В Степи это была особая, самая образо­ванная, каста. Кроме этого известно, что его дед Жумабай с братом Курманалы на верблюдах и лошадях совершили хадж в Мекку. Это в наши дни паломничество совершают партиями на воздушных лайнерах. Тогда же по­четное звание кажы имели в Степи единицы. Это были высокочтимые люди.

В подтверждение моей версии говорит и тот факт, что после заверше­ния трехгодичной учебы в Кызылжаре. Магжан едет в Уфу и поступает опять- таки в духовное заведение - медресе «Галия».

Видимо, не желая быть муллой, через год, без отцовского благослове­ния. Магжан поступает в омскую русскую семинарию. Бекен, недовольный поступком сына, объявляет об отказе его в материальной поддержке.

Но здесь судьба улыбнулась Магжану. Один из состоятельных омичей выделил  семинарии сумму для стипендии отличнику учебы, не имеющему средств. И под эту категорию попал М. Жумабаев, способный, но бедствующий семинарист. По другой версии, учеба Магжана в семинарии финансировалась из фонда Пота­нина. И в 1917 году русскую семинарию он заканчивает с золотой медалью.

Другой серьезный конфликт с отцом у Магжана был по поводу несосто­явшейся свадьбы. Как известно, первой женой Магжана была Зейнеп Тастемирова - племянница Шокана Уалиханова. Это был брак по любви. В начале 1919 года при родах Зейнеп умерла. Почти в двухлетнем возрасте покида­ет мир и их общий ребенок - сын Граждан.

Спустя годы Магжан был серьезно увлечен красавицей из Казани Гульсум Камаловой. Она вдохновляла поэта на многие лирические строки. Но Бекен, можно предположить, был против их брака. И вскоре он сватает за Магжана дочь известного в Кызылжаре Д. Куанышева – Жамилю. Заплатил солидный калым. Накануне главного тоя провел все традиционные казахские обряды.

В назначенный день в Кызылжар приезжает родственники Бекена, чтобы увезти жениха и невесту в Сарытомар, где и была назначена свадьба. Но не могли найти Магжана. Искали три дня и три ночи. Он исчез, как в воду канул. Сгорая от стыда перед сватами, родственники поэта вернулись домой без молодых. Можно по­нять после случившегося обиду Бекена, уважаемого в крае человека.

Как потом стало известно, в те дни Магжан был уже серьезно увлечен дру­гой женщиной, будущей женой - Зулейхой. Они уединились в другом городе.

Просил ли тогда у отца прощения Магжан? Наверно, извинялся. Хотя он тоже был гордым. Но простил ли сына оскорбленный Бекен? Он не мог не простить любимого сына. И тот факт, что уже потом, по приезде в Сарытомар Магжана и Зулейхи, он по старой, отцовской традиции ставил у озера им отдельно белую юрту и накрывал для гостей щедрый дастархан, под­тверждают его прощение. Бекен среди своих детей фанатично любил Маг­жана и прощал ему любые шалости на протяжении всей его жизни.

В конце двадцатых годов всё имущество, табуны лошадей, крупного и мелко­го рогатого скота, постройки, библиотеку Магжана Бекен добровольно отдал государству в обмен на жизнь своей семьи. Разорилось родительское гнездо поэта. Корни родового древа Жумабаевых были подрублены под корень.

Без детей, без средств к существованию Бекен и Гульсум остались на руках младшей снохи Бибизаип - жены сына Салимжана, который  в то вре­мя тоже был арестован как «враг народа». Бибизаип доводилась Жумабаевым еще и племянницей. Спасая себя и родителей Магжана от голода, эта женщина тайно перевозит их в Киргизию, а через некоторое время возвра­щается с ними в Петропавловск. Чтобы прокормить стариков, устраивается чернорабочей на мясокомбинат.

Жизнь постепенно налаживается. Но летом 1934 года скоропостижно скончался Бекен. Как хоронить? Прилюдно - опасно. Все были под страхом ареста за связь с родителями «врагов народа». Бибизаип с родственницей Фаридой ночью на кладбище, что в городском парке, готовят последнее пристанище Бекену. Выкопав могилу, глубиной по грудь, женщины засом­невались в её длине. Фарида примерно знала рост покойного. Мужественная женщина проявляет находчивость и смело ложится, вытягиваясь, в све­жей могиле. Тайные похороны они закончили перед рассветом.

О месте захоронения Бекена Жумабаева знали немногие. И вот недавно сын Салимжана Тасболат, аксакал, во время «круглого стола», посвященного творчеству Магжана, выразил сожаление, что не может найти спонсора для установления памятника своему деду Бекену. И надо же тому случить­ся, слова аксакала услышал председатель облсуда Бекет Тургараев. от­крывший нам в позапрошлом году Токсан бия. Справедливости ради следует сказать, что этот, еще один благородный шаг Б. Тургараева - добрый пример и хороший урок для местных «новых казахов».

Автор строк побывал на месте захоронения Бекена Жумабаевича Жумаба­ева. Порадовался, что завозятся стройматериалы, сделана разметка под па­мятник. Открытие его планируется во второй половине июня.

...Под беззаботное кукование кукушки прочел поминальную молитву. По детскому поверью, эта лишенная материнского чувства птица, отсчитыва­ет каждому ее слушателю количество оставшихся лет пребывания в этом небезгрешном мире. Верить ли ей? Это право каждого. И не только сегод­ня мы должны осмыслить себя и время, в котором живем. Бекен-ата дал жизнь великому Магжану - Поэту нации. В моем понимании, Бекен, как и Магжан, одни из многочисленных, духовно питающих корней древнего, но крепкого дерева, имя которому - Алаш - казахский народ.

 Серик МУКАНОВ,Петропавловск
                     Моё желание
Слышишь, судьба, не хочу подаяний!
Полною мерой отмерь мне страданий,
В огненном вихре сжигая дотла
Пусть этот вихрь мое тело корежит.
Испепелит, до золы уничтожит
Так, чтоб из глаз моих соль потекла.

Волю мою ты повяжешь тюрьмою –
Я свое горе слезами омою.
Будешь пытать ты разлукой меня.
Рваться сквозь стены к возлюбленной стану
Да под недреманным оком охраны
Губы кусать, безысходность кланя.
Слышишь, судьба, не хочу подеяний!
Полною мерой отмерь мне страданий,
Жги на огне, в три погибели гни!
Если народ разбужу я стихами,
Горе отступит, и жаркое пламя
Высушит слезы, к чему мне они!
                                                         Магжан Жумабаев

 

Муканов С. Осмыслить себя и время.// Респубика.kz.№24(247). 17 июня. 2008г. 4 с.

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий